А тот ли мед несут таможенные пчелы?

Артем Иванов, независимый эксперт, анализирует последние тренды политики ФТС России в сфере таможенного контроля после выпуска товаров в журнале «Таможенное регулирование. Таможенный контроль» №12/2018

«Держать пальцы в меде и не облизать их противоречит внутреннему устройству человека» (из интервью Руководителя ФТС России В.И. Булавина: «Уже перестали бегать за санкционкой по брянским лесам» газете «Ведомости» от 23.10. 2017

В беседе с Президентом России В.В. Путиным, состоявшейся 25 октября 2018 года, Руководитель ФТС России Владимир Иванович Булавин рассказал об активной работе по ускорению и упрощению таможенных процедур, а также о планируемом автоматическом выпуске 80% деклараций безрисковых поставок, при этом главной системной мерой по борьбе с коррупцией является реформа таможенного администрирования и создание Центров электронного декларирования (всего 16 ЦЭД): «Мы разорвем личный контакт участника ВЭД и выпускающего инспектора – и снизим коррупционные риски».
Все это, как и многие другие шаги навстречу бизнесу позволили нашей стране вплотную приблизиться к поставленной Президентом в майских Указах 2012 год задаче занять 20 место в рейтинге Doing Business, а также полностью соответствует положениям Киотской конвенции от 18 мая 1973 года (далее – Конвенция), к которой Россия присоединилась в 2010 году. В соответствии с пунктом 7. Резюме Конвенции таможенная администрация должна способствовать широкому использованию информационной технологии и электронной торговли, в частности, при процедуре таможенного оформления. Это является решающим моментом для эффективного и производительного таможенного контроля, а также содействия торговле. Нельзя не отметить, что Российская таможня уверенно идет в правильном направлении и «в ногу со временем», вопросов нет!
Читаем далее. Согласно пункту 1. Резюме Конвенции – таможенная администрация должна переходить от исключительного таможенного контроля за передвижением к таможенному контролю, основанному преимущественно на аудите, например, от внедрения более упрощенных процедур до предоставления разрешения участнику торговли на проведение самостоятельного начисления таможенных платежей. Это даст возможность таможенному органу управлять увеличивающимся объемом международной торговли, возрастающей необходимостью сокращения ресурсов и необходимостью более интенсивном содействии развитию торговли. Казалось бы, и в этом, особенно сложном высокоинтеллектуальном направлении, таможенной службой России сделаны необходимые шаги. Так, приказом ФТС России от 21 октября 2014 № 2275 создана рабочая группа по вопросам повышения эффективности таможенного контроля после выпуска товаров с использованием методов (стандартов) аудита, в которую вошли представители таможенной службы, бизнеса и аудиторы «большой четверки». На своем сайте ФТС России анонсировала в конце 2017 года проведение второго этапа эксперимента по использованию аудиторских заключений для целей таможенного контроля. Но, к сожалению, по каким-то неведомым обстоятельствам, логика процесса нарушилась и вектор развития таможенного контроля после выпуска товаров поменял свое направление на противоположное!
Второго этапа эксперимента так и не случилось, заседания рабочей группы не проводились уже более 1,5 лет! Вместо этого, особое внимание было направлено на развитие, так называемых, мобильных групп, призванных «бегать за санкционкой по брянским лесам» и брать на «гоп – стоп» рынки и предприятия розничной торговли. Дело дошло до проекта изменения типовой структуры службы таможенного контроля после выпуска товаров и создания в ней отдела по контролю за ввозом и оборотом товаров, в функции которого входит также координация деятельности мобильных групп!
Понятно, что точечный, выборочный контроль на границе необходим (логичнее силами правоохранительного блока), но подмена аудита «проверками на дорогах», в ближайшее время сведет на нет все успехи в области электронного декларирования, ускорения и упрощения таможенных процедур, которыми так гордятся, и о которых так любят говорить руководители ФТС России в своих выступлениях и интервью. О какой электронной таможне вообще может идти речь в данной ситуации?! Ясно, что функционирование мобильных групп построено на непосредственном общении инспектора (проверяющего) и перевозчика или продавца (проверяемого), что в корне противоречит политике снижения коррупционных рисков! (Нет ничего удивительного, что результативность таких проверок достигла в 2017 в весовых характеристиках аж 1%!)
Наверное, руководству ФТС России стоит еще раз хорошенько все обдумать, взвесить риски и не «засовывать руки таможенников по локоть в бочку с медом». Кроме того, оплатившие заранее проезд контрабандисты, скорее всего не будут иметь особых проблем, и все бремя контрольных мероприятий опять ляжет на плечи добросовестных участников ВЭД.
P.S. По слухам, за места в отделы по контролю за ввозом и оборотом товаров, существующие пока только на бумаге, в таможнях уже развернулась настоящая борьба.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.